Пресса => Статьи


Лина Берковская


сестра Виктора Берковского

 

Очень трудно писать о любимом человеке, о брате. Но я постараюсь. Постараюсь рассказать о нём, нашем родном, хоть немного. Вот, написала первые строчки, а слёзы… Куда от них денешься? Но читатели простят меня, наверное.

С Витей мы были не просто братом и сестрой —– мы были друзьями. Наша дружба сохранялась всю жизнь, и когда я вышла замуж, то и семьи наши подружились. Виктор умел быть настоящим другом. Возможно, это у нас от родителей: в доме всегда была дверь нараспашку для гостей, «дом открытых дверей» —– это про нас. Родителей наших в городе все уважали. Мама была очень авторитетным врачом, отец работал экономистом. Люди они были общительные и доброжелательные, гостям в нашем доме всегда было тепло.

Брат рос озорным мальчишкой, маму частенько вызывали в школу. Но несмотря на проказы, учителя его любили за живость ума и какую&

Но вот совсем другой памятный эпизод из моего детства: когда я училась в шестом классе, а брат уже окончил первый курс института, родители отправили меня к нему, чтобы он показал мне Москву. И Виктор две недели своих каникул возился со мной… Поверьте, это дорогого стоит. Наши друзья до сих пор вспоминают, как Виктор спрашивал, когда его приглашали в гости: «А Линка будет?» — мол, не забыли?

Я благодарна его жене Маргарите —– она очень бережно относилась к нашей дружбе. Вообще, появление Маргариты в нашей семье было вполне естественным: рядом с братом должна была появиться такая женщина. На семейных праздниках наши мужчины всегда в тостах открывали «тайну несбывшихся мечтаний»: иметь такую жену, как Маргарита. И мы не обижались, понимали, что она этого достойна. Она была для него всем. И для него было большим счастьем, что Маргарита приняла всех его друзей, полюбила их, как он, и они платили ей тем же. Виктор гордился своей женой, с пониманием относился к тому, что такую красавицу замечают мужчины, —– он доверял ей абсолютно. Маргарита была его музой, его главным советчиком, тонким ценителем его творчества, самым первым слушателем его песен. А во всех поездках по миру Мася была его переводчиком: она ведь окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Витя тоже знал английский, но не так хорошо, как Мася, хотя во время работы в Индии он читал лекции на английском.

Хочется сказать тёплые слова и о Кире Владимировне, маме Маргариты. Она с Витей замечательно ладила, опровергая все «легенды» про тёщ. Кира, как он её называл, пекла его любимые пирожки, но основной её заботой были Витины дела: она была Вите настоящим секретарём —– следила, чтобы он вовремя позвонил кому&

Общаться с их дружной семьёй было приятно. И нам выпало такое счастье, что моему мужу Виталию Белоусову, работавшему в МИСиС, выделили дачный участок рядом с Берковскими. В 1982 году мы стали соседями. У нас не было никаких заборов, просто стояли два дачных домика, и мы чередовали обеды и ужины —– то на их веранде, то на нашей. Дачи находились довольно далеко от Москвы, в ста километрах от МКАД, поэтому Виктор очень ценил, когда приезжали его любимые друзья. А гостей бывало много: приезжали с жёнами и детьми, оставались ночевать. Допоздна пели песни. Витя любил такие вечера, всегда много и вдохновенно пел, а мы подпевали. Получались у нас настоящие праздники песни и поэзии.

Близкий Витин друг Аркадий Мартыновский очень переживал, что Витя так далеко от него живёт летом, и пытался подыскать ему дачу поближе. А нам с мужем так не хотелось, чтобы они уезжали. Когда это всё&

Это был 2002&

Никогда не забуду нашу поездку в Израиль —– с Витей, Масей и с участниками «Песен нашего века». Мы с Виталием были там в первый раз. Вите хотелось, чтобы мы посмотрели в Израиле как можно больше всего. Он обзвонил своих друзей в Иерусалиме, Хайфе, Тель&

 






Песня этой недели:

  «Шуберт Франц»

Стихи Д. Самойлова    


    


Шуберт Франц не сочиняет,

Шуберт Франц не сочиняет -

Запоется - запоет.

Он себя не подчиняет,

Он себя не продает.

Не кричит о нем газета,

И молчит о нем печать.

Жалко Шуберту, что это

Тоже может огорчать.

Знает Франц, что он кургузый

И развязности лишен,

И, наверно, рядом с музой

Он немножечко смешон.

Шуберт Франц не сочиняет,

Шуберт Франц не сочиняет -

Запоется - запоет.

Он себя не подчиняет,

Он себя не продает.]

Жаль, что дорог каждый талер,

Жаль, что дома неуют.

Впрочем - это всё детали,

Жаль, что песен не поют!..

Но печали неуместны!

И тоска не для него!..

Был бы голос! Ну а песни

Запоются! Ничего!



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru