Пресса => Статьи


Лина Берковская


сестра Виктора Берковского

 

Очень трудно писать о любимом человеке, о брате. Но я постараюсь. Постараюсь рассказать о нём, нашем родном, хоть немного. Вот, написала первые строчки, а слёзы… Куда от них денешься? Но читатели простят меня, наверное.

С Витей мы были не просто братом и сестрой —– мы были друзьями. Наша дружба сохранялась всю жизнь, и когда я вышла замуж, то и семьи наши подружились. Виктор умел быть настоящим другом. Возможно, это у нас от родителей: в доме всегда была дверь нараспашку для гостей, «дом открытых дверей» —– это про нас. Родителей наших в городе все уважали. Мама была очень авторитетным врачом, отец работал экономистом. Люди они были общительные и доброжелательные, гостям в нашем доме всегда было тепло.

Брат рос озорным мальчишкой, маму частенько вызывали в школу. Но несмотря на проказы, учителя его любили за живость ума и какую&

Но вот совсем другой памятный эпизод из моего детства: когда я училась в шестом классе, а брат уже окончил первый курс института, родители отправили меня к нему, чтобы он показал мне Москву. И Виктор две недели своих каникул возился со мной… Поверьте, это дорогого стоит. Наши друзья до сих пор вспоминают, как Виктор спрашивал, когда его приглашали в гости: «А Линка будет?» — мол, не забыли?

Я благодарна его жене Маргарите —– она очень бережно относилась к нашей дружбе. Вообще, появление Маргариты в нашей семье было вполне естественным: рядом с братом должна была появиться такая женщина. На семейных праздниках наши мужчины всегда в тостах открывали «тайну несбывшихся мечтаний»: иметь такую жену, как Маргарита. И мы не обижались, понимали, что она этого достойна. Она была для него всем. И для него было большим счастьем, что Маргарита приняла всех его друзей, полюбила их, как он, и они платили ей тем же. Виктор гордился своей женой, с пониманием относился к тому, что такую красавицу замечают мужчины, —– он доверял ей абсолютно. Маргарита была его музой, его главным советчиком, тонким ценителем его творчества, самым первым слушателем его песен. А во всех поездках по миру Мася была его переводчиком: она ведь окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Витя тоже знал английский, но не так хорошо, как Мася, хотя во время работы в Индии он читал лекции на английском.

Хочется сказать тёплые слова и о Кире Владимировне, маме Маргариты. Она с Витей замечательно ладила, опровергая все «легенды» про тёщ. Кира, как он её называл, пекла его любимые пирожки, но основной её заботой были Витины дела: она была Вите настоящим секретарём —– следила, чтобы он вовремя позвонил кому&

Общаться с их дружной семьёй было приятно. И нам выпало такое счастье, что моему мужу Виталию Белоусову, работавшему в МИСиС, выделили дачный участок рядом с Берковскими. В 1982 году мы стали соседями. У нас не было никаких заборов, просто стояли два дачных домика, и мы чередовали обеды и ужины —– то на их веранде, то на нашей. Дачи находились довольно далеко от Москвы, в ста километрах от МКАД, поэтому Виктор очень ценил, когда приезжали его любимые друзья. А гостей бывало много: приезжали с жёнами и детьми, оставались ночевать. Допоздна пели песни. Витя любил такие вечера, всегда много и вдохновенно пел, а мы подпевали. Получались у нас настоящие праздники песни и поэзии.

Близкий Витин друг Аркадий Мартыновский очень переживал, что Витя так далеко от него живёт летом, и пытался подыскать ему дачу поближе. А нам с мужем так не хотелось, чтобы они уезжали. Когда это всё&

Это был 2002&

Никогда не забуду нашу поездку в Израиль —– с Витей, Масей и с участниками «Песен нашего века». Мы с Виталием были там в первый раз. Вите хотелось, чтобы мы посмотрели в Израиле как можно больше всего. Он обзвонил своих друзей в Иерусалиме, Хайфе, Тель&

 


 





Песня этой недели:

  «Прекрасная волна»

Стихи Д. Сухарева     


    


Прекрасная волна!

Прекрасный крепкий ветер!

Как выглянешь со сна,

Так вроде и не пил.

Ему бы двери с петель

Да крыши со стропил!

 

А в кубрике уют,

Там дух махры и пота,

Там спит ловецкий люд,

Пока молчит звонок.

Налей‑ка мне компота,

Иван Никитич, кок.

 

Иван Никитич, кок,

Был шефом в ресторане,

А ныне наш браток

И варит нам компот.

Поди реши заране,

Куда судьба копнёт!

 

А что тебе судьба?

Была бы в жилах ярость,

Да на земле изба,

Да камбала в кутце,

Да пенсия под старость,

Да духовой в конце.

 

Судьба нас кинет вверх,

А мы умом раскинем.

Судьба нас кинет вниз,

А мы закинем трал.

Дела у нас такие —

То нары, то аврал.

 

Прекрасное житьё —

Качайся и качайся!

Прекрасное питьё —

Компотец‑кипяток!

Прекрасное начальство!

Прекрасный повар‑кок!

 

 

 

Примечания к тексту.

Текст стихотворения в песенном варианте несколько изменён. В одних случаях это было сделано композитором сознательно, например, «Прекрасный крепкий ветер» вместо «мокрый»; в других случаях Виктор Семёнович признавал вариант поэта лучшим, но сам так и не «переучился»: вместо «Да на земле изба» он всегда пел «Да на дворе изба».

 

Авторский комментарий

 

Почему эта песня такая поющаяся — потому что там прекрасные слова, так никто не писал ещё, не мог выразить вот эти чувства. Это что‑то совершенно новое. Лучше, наверное, можно написать, но раньше об этом никто не умел писать. Сухарев вообще прекрасный поэт, глубокий. У него «отходов» меньше, чем у кого‑либо («отходов», которые видны читателю).

 

Стихи Сухарева — это искренность и ясность чувств. В некоторых ситуациях, близких к той, которая описана в стихах, они возникают как пословицы.

 



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru