Пресса => Статьи


Программа памяти В.Берковского


Ведущая: Нателла Болтянская

Участники:
Маргарита Берковская, жена Виктора Берковского

Георгий Васильев, бард

Вячеслав Крафт, ученик Виктора Берковского

Н. БОЛТЯНСКАЯ — 22 часа 11 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. И сегодня у нас будет программа, посвященная памяти Виктора Семеновича Берковского. Через несколько дней, 13& М. БЕРКОВСКАЯ — Добрый вечер. Н. БОЛТЯНСКАЯ — И я хотела бы не только поздравить и тебя, и всех поклонников творчества Виктора Семеновича Берковского с его наступающим юбилеем, но хотела бы вспомнить такой диалог, который однажды произошел в Интернете. Я получила такое письмо, что, дескать, барды — это такие неудавшиеся музыканты или неудавшиеся поэты. И тут же увидела комментарий по этому поводу: ну конечно, далеко не каждый профессиональный композитор может похвастаться, например, что его произведения исполнял оркестр Поля Мориа. И, тем не менее, песня «Под музыку Вивальди» исполнял оркестр Поля Мориа. И прежде чем зазвучит одна из, мне кажется, очень важных сегодня песен Виктора Семеновича Берковского, я хотела бы ответить на вопрос, который уже пришел в нашу программу по Интернету, так все& М. БЕРКОВСКАЯ — Ну… я не присутствовала при написании. Это было до моего появления. Но я могу сказать по Витиному рассказу. Он работал в Индии. У Сережи что& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сергей Никитин имеется в виду (Сережа). М. БЕРКОВСКАЯ — Сергей Никитин, да. И Витя написал мелодию. Мелодию — я не знаю, в каком она была качестве, оконченная или немножко нужно было ее доработать. А потом Сережа все это сделал красиво, добавил что& Н. БОЛТЯНСКАЯ — И эта мелодия была действительно исполнена оркестром Поля Мориа. Но тем не менее, прежде чем мы откроем такой сегодняшний теплый грустный вечер воспоминаний о Викторе Семеновиче Берковском, я хотела бы, чтобы прозвучала песня, которая, мне кажется, сегодня чрезвычайно важна для России. И я помню, что когда ушел из жизни Виктор Семенович, Алексей Венедиктов делал программу о Берковском. И начал он именно с этой песни. Он говорит, для меня эта песня главная — «Каждый выбирает для себя». ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я напомню, что сегодняшняя вечерняя программа посвящена памяти Виктора Семеновича Берковского. И в студии «Эха Москвы» Маргарита Берковская — жена Виктора Семеновича. Звучат сегодня песни Виктора Семеновича. Более того, вы можете даже что& М. БЕРКОВСКАЯ — Да, конечно. Н. БОЛТЯНСКАЯ — И конечно будем вспоминать. Надо сказать, почему& М. БЕРКОВСКАЯ — Нет, ну много было авторов, много. Но нет, ну я знала, что это он. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Но дело в том, что поскольку на светловские стихи, я так понимаю, была написана не одна песня. М. БЕРКОВСКАЯ — Говорят, несколько десятков. Н. БОЛТЯНСКАЯ — И выяснялось, что, например, была написана Берковским в таком& М. БЕРКОВСКАЯ — Да, конечно. Но с этой песней было много всяких смешных историй. Потому что на разных концертах к Вите подходили какие& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Композитор Берковский — странно звучат наверное эти слова, хотя они очень точно передают то, чем занимался Виктор Семенович. М. БЕРКОВСКАЯ — Ну да. Нателла, ну конечно. От бога. Именно композитор, конечно. Н. БОЛТЯНСКАЯ — А скажи, пожалуйста, с твоей точки зрения, что это было, это было перекладывание поэзии на музыку, это был поиск новой информации, это была, я не знаю, какая& М. БЕРКОВСКАЯ — Нет, ну не знаю, трудно сказать. Просто неотделим он как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Тесноваты. М. БЕРКОВСКАЯ — Да, тесноваты. Он всегда пытался как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я думаю, что мы сейчас справедливо поступим. Надо сказать, что у нас сегодня в программе мы будем общаться с людьми, которые знали и любили Виктора Семеновича, и с теми, от кого хотелось бы услышать какие& ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это была песня «Под музыку Вивальди», написанная Виктором Берковским в соавторстве с Александром Величанским и Сергеем Никитиным. В студии «Эха Москвы» сегодня Маргарита Берковская. И надо сказать, что буквально, по& М. БЕРКОВСКАЯ — Да, это на одном диске было. Это последний диск, который записал Витя. Называется «Я строю замок на песке». Н. БОЛТЯНСКАЯ — Его была инициатива? М. БЕРКОВСКАЯ — Его была инициатива. Да. И на этой фотографии на этом титульном листе он и я как раз в том возрасте, когда мы встретились. Н. БОЛТЯНСКАЯ — А как это было, расскажи, пожалуйста. М. БЕРКОВСКАЯ — Вите было 48 лет. А мне было 32. Н. БОЛТЯНСКАЯ — А как это произошло вообще, объясни, пожалуйста. М. БЕРКОВСКАЯ — Это произошло совершенно случайно. Есть такая база отдыха ученых на Гауе — вернее была, сейчас ее уже нет — в Литве, куда меня повезли мои родственники. Я тогда разошлась с мужем и была бесхозная. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Что значит бесхозная? Свободная. М. БЕРКОВСКАЯ — Одинокая. Незатребованная. И меня туда отвезли. И туда приехал Берковский случайно. И как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Как так? А ты вообще его песни знала на тот момент? М. БЕРКОВСКАЯ — Ну, я знала песни, да. Но я как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну что это было, Маргарита, удар молнией, я не знаю… М. БЕРКОВСКАЯ — Для меня нет. Для него да. Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть он увидел, что эта женщина будет его при любых обстоятельствах. М. БЕРКОВСКАЯ — Да. Он понял это в первый же день встречи. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну что же, я должна сказать, что у нас на линии Георгий Леонардович Васильев — человек… Гоша, вы с нами? Здравствуйте. Г. ВАСИЛЬЕВ — Да. Здравствуйте. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Человек, который был идеологом коллектива «Песни века», в котором Берковский очень много и очень с жадностью делал. И Гоша, я хотела вас поспросить, через несколько дней юбилей Виктора Семеновича. Что он для вас? Г. ВАСИЛЬЕВ — Берковский… Берковский — это мой учитель. Это мой кумир, это человек, с которым я был очень& Н. БОЛТЯНСКАЯ — А скажите, пожалуйста, «Песни нашего века», я даже где& Г. ВАСИЛЬЕВ — Ну, я не знаю, каждый вкладывал свой смысл в этот проект. Изначально я его задумывал — моя идея была первая идея — сделать проект хоровым. Отобрать туда только те песни, которые звучали хором, которые распространились в народе благодаря тому, что они хоровые. Но Берковский мне в этот проект свою струю. Он был художественным руководителем проекта, бессменным художественным руководителем этого проекта. И он сделал так, что скоро границы заданные, эта концепция жесткая, они размылись, и в этот проект стали попадать просто очень хорошие песни, в основном отобранные на вкус Виктора Семеновича. И я должен отдать ему должное, он сформировал замечательные… и благодаря ему этот проект не закончился, как я предполагал, через года два, а живет до сих пор. То есть уже 10 лет. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Георгий, тогда позвольте вот такой вопрос. Дело в том, что в проекте «Песни нашего века» собрались творцы, собрались яркие индивидуальности, и тем не менее, это был ансамбль. Чья это была заслуга? Г. ВАСИЛЬЕВ — Конечно Берковского. Дело в том, что… хм, изначально идея моя была достаточно абстрактная, мне хотелось собрать известных на тот момент бардов в одном коллективе для того, чтобы они вместе реализовали одну вот эту затею. Но представьте себе, как можно запрячь в одну телегу коней и трепетную лань. Я не хочу никого называть конями, ланями, ну хорошо, можем мужчин называть конями, а женщин ланями или как угодно по& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну что ж, я хочу поблагодарить Георгия Васильева и воспользоваться служебным положением, вот Маргарита сообщила тут радостную новость, я думаю, что мы имеем право поздравить Георгия Васильева. М. БЕРКОВСКАЯ — Поздравляем, Гошенька. Поздравляем! Н. БОЛТЯНСКАЯ — Поздравляем с внучкой. М. БЕРКОВСКАЯ — С внуком. Г. ВАСИЛЬЕВ — Внук. Мой первый внук. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну тогда не поймите превратно слово «дед», наши глубокие искренние поздравлении. Г. ВАСИЛЬЕВ — Спасибо. М. БЕРКОВСКАЯ — И тебе, и Глаше, и всем! Н. БОЛТЯНСКАЯ — И Георгию Васильеву спасибо большое. А мы продолжаем программу памяти Виктора Берковского. И я хочу, чтобы прозвучала песня, которая, насколько я понимаю, для Маргариты Берковской это вообще особая песня Виктора Семеновича, это песня& М. БЕРКОВСКАЯ — Да. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Что& М. БЕРКОВСКАЯ — Ну что можно добавить. Нет, вообще песня получилась замечательная. Тяжело говорить. ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я напомню, что это программа памяти Виктора Берковского. 13& М. БЕРКОВСКАЯ — Колечки дарил. Колечки дарил, но не в них дело. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я хотела бы сейчас вспомнить о том, что Виктор Семенович был не только замечательным автором песен, которые мы пели, поем и продолжаем петь, но и деятелем в науке, и по всей России не только по России разбросаны его ученики. И вот у нас сейчас на телефонной линии город Старый Оскол, ученик Виктора Семеновича Вячеслав Борисович Крафт. Здравствуйте. В. КРАФТ — Добрый вечер. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вячеслав Борисович, несколько слов о том, ведь когда с человеком в хороших близких теплых отношениях, не отделяешь, что вот здесь он композитор, а вот здесь он научный руководитель, а вот здесь он преподаватель. Это все такая большая планета. А что он был для вас? В. КРАФТ — Мне большая честь, что вы мне позвонили. Виктор Семенович, его семья, вот мы в давней большой дружбе, больше 40 лет. И кто он для меня — это один из моих достопочтимых, великих учителей и наставников. Мы с ним столкнулись ну очень& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вячеслав Борисович, на ваш взгляд, усталость металла вообще была ему ведома? В. КРАФТ — Он не только соображал и был великим маэстро. Но он очень хорошо разбирался в металлах, он меня посылал в командировки в Запорожсталь, где долгое время работал главным специалистом, и благодаря ему я научился прокатному производству, … прокатке ,и усталости металлов и их пластическому… может не всем понятно… Н. БОЛТЯНСКАЯ — Нет, я же спрашиваю про человеческое качество. Усталость металлов. В. КРАФТ — А человеческие качества. Ох, вы очень правильно подметили! Вы знаете, я никогда не замечал в нем усталости. В нем столько энергии, столько динамизма, столько вообще веры в человека. Иногда он, вы знаете, вроде бы устал, он говорит, нет, а вот надо еще, еще, еще. Вот я мои друзья, все мы знаем его таким, знаете, настоящим, таким настоящим интеллигентом, порядочным человеком в отношении к коллегам, товарищам студентам. И к своему любимому хобби — это песни. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну знаете, я бы не согласилась с вами только в определении хобби. Я благодарю нашего телефонного собеседника. Напомню, ученик Виктора Семеновича Берковского. Вячеслав Борисович Крафт. Старый Оскол на телефонной линии. В. КРАФТ — А можно я спою? Н. БОЛТЯНСКАЯ — Берковского? В. КРАФТ — Я спою, да. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Берковского? В. КРАФТ — Ну вот, к нему. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну& В. КРАФТ — Вот давайте… (Поет). Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я благодарю Вячеслава Борисовича. Ну, без сомнения. Люди, которые с ним общались, сохраняют самые теплые воспоминания о нем. Очень разный был Берковский, надо сказать. И я помню, меня совершенно поразило, уже болел Виктор Семенович, но еще периодически выходил на сцену и появлялся, его можно было увидеть. И у него была такая, знаете, манера. Ему трудно было ходить, и когда он с кем& ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это была песня «Брод через Кабул». Сегодняшняя программа посвящена памяти Виктора Берковского. В студии Маргарита Берковская. И вот опять же вспоминаю, что когда 22& М. БЕРКОВСКАЯ — Необыкновенно откликнулись все. Не было газеты, чтобы не… причем это не просто заметка была, констатация факта, что человека не стало, а это какие& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну ты знаешь, все& М. БЕРКОВСКАЯ — Весь мир был в курсе дела. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Пересылали какие& М. БЕРКОВСКАЯ — Нателлочка, в больнице даже когда он лежал, последнее вот это — лежали в больнице хороших друзей — врачи звонили в Америку, звонили в Израиль, врачам, которые Витю лечили там, узнавали про лекарства, правильно ли они делают, тем ли его лечат. Все это, потому что думали, что может быть его как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я хочу вспомнить, что когда была программа после ухода из жизни Виктора Семеновича, мне пришло SMS& М. БЕРКОВСКАЯ — Ну, я считаю, что песня замечательная, малоизвестная. Юрий Давыдович Левитанский очень любил ее. Стихи трогательные. Хорошие. ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Напомню еще раз, что сегодняшняя программа, посвящена памяти Виктора Берковского. В пятницу 13& ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Здесь в студии «Эха Москвы» Маргарита Берковская. Программа сегодняшняя посвящена памяти Виктор Семеновича Берковского,который был как& М. БЕРКОВСКАЯ — Никогда. Н. БОЛТЯНСКАЯ — И, тем не менее, он поступал совершенно иначе. Такой вопрос к Маргарите Берковской. Скажи, пожалуйста, а насколько он труден был? Как человек, рядом с которым ты прожила… много лет. М. БЕРКОВСКАЯ — 25 лет. Ну, труден. Конечно, труден. Он был труден. Но он меня очень любил. И конечно я его любила. Понимаешь поэтому… и потом понимала, несмотря на то, что я была жена и все это, я как& Н. БОЛТЯНСКАЯ — Ну а кто не привыкает. М. БЕРКОВСКАЯ — Ну да, но с другой стороны, я понимала, что ему тяжело, понимаешь, было. Это не оттого, что он: я какой вот такой вот. Нет, Н. БОЛТЯНСКАЯ — Он был очень теплый, трепетный и заботливый. М. БЕРКОВСКАЯ — Да. Поэтому это все прощалось, это все было неглавное. Н. БОЛТЯНСКАЯ — Это было где& М. БЕРКОВСКАЯ — Уже после. Н. БОЛТЯНСКАЯ — К Виктору Берковскому уже после его ухода. ПЕСНЯ Н. БОЛТЯНСКАЯ — Надо сказать, что наша программа подходит к концу, и остается вот этот колючий комок внутри, что Виктора Семеновича с нами больше нет. И остается бесконечное тепло оттого, что эти песни были, эти песни остаются, эти песни продолжают петь и иногда поют даже, не зная автора. Я благодарю Маргариту Берковскую. Я благодарю всех, кто присылал много очень сообщений: помним, любим Виктора Семеновича и остаемся с его песнями. И наверное, если ты не возражаешь, закончим мы на такой оптимистической ноте. М. БЕРКОВСКАЯ — Спасибо тебе, Нателла. Спасибо тебе большое. Н. БОЛТЯНСКАЯ — И звучит песня «На далекой Амазонке». И «Из ливерпульской гавани всегда по четвергам» — это такой, знаете, залог существования каждого порядочного человека. Виктор Берковский — 75 лет ему исполнилось бы 13& ПЕСНЯ

Ссылка на источник: http://echo.msk.ru/interview/53064/

 





Песня этой недели:

  «Прекрасная волна»

Стихи Д. Сухарева     


    


Прекрасная волна!

Прекрасный крепкий ветер!

Как выглянешь со сна,

Так вроде и не пил.

Ему бы двери с петель

Да крыши со стропил!

 

А в кубрике уют,

Там дух махры и пота,

Там спит ловецкий люд,

Пока молчит звонок.

Налей‑ка мне компота,

Иван Никитич, кок.

 

Иван Никитич, кок,

Был шефом в ресторане,

А ныне наш браток

И варит нам компот.

Поди реши заране,

Куда судьба копнёт!

 

А что тебе судьба?

Была бы в жилах ярость,

Да на земле изба,

Да камбала в кутце,

Да пенсия под старость,

Да духовой в конце.

 

Судьба нас кинет вверх,

А мы умом раскинем.

Судьба нас кинет вниз,

А мы закинем трал.

Дела у нас такие —

То нары, то аврал.

 

Прекрасное житьё —

Качайся и качайся!

Прекрасное питьё —

Компотец‑кипяток!

Прекрасное начальство!

Прекрасный повар‑кок!

 

 

 

Примечания к тексту.

Текст стихотворения в песенном варианте несколько изменён. В одних случаях это было сделано композитором сознательно, например, «Прекрасный крепкий ветер» вместо «мокрый»; в других случаях Виктор Семёнович признавал вариант поэта лучшим, но сам так и не «переучился»: вместо «Да на земле изба» он всегда пел «Да на дворе изба».

 

Авторский комментарий

 

Почему эта песня такая поющаяся — потому что там прекрасные слова, так никто не писал ещё, не мог выразить вот эти чувства. Это что‑то совершенно новое. Лучше, наверное, можно написать, но раньше об этом никто не умел писать. Сухарев вообще прекрасный поэт, глубокий. У него «отходов» меньше, чем у кого‑либо («отходов», которые видны читателю).

 

Стихи Сухарева — это искренность и ясность чувств. В некоторых ситуациях, близких к той, которая описана в стихах, они возникают как пословицы.

 



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru