Песни => Собственные


Посвящение Юрию Визбору

Стихи В. Жилина


А он был летчик, летчик‑истребитель

и пилотажа высшего любитель,

и всем лауреатам пилотажа

его фигуры и не снились даже.

Такие он выделывал коленца,

так фантазировал в пустом небе,

как бы начертанный питон в кольца

захлестывал начертанную лебедь,

как бы начертанный верблюд вдернут

в ушко начертанной иглы швейной...

Машина взбунтовалась — и в штопор.

Он катапультой вышвырнут из верной

смерти!.. Но казнен страшной карой:

из авиации военной выбит.

И вот связался с пассажирской тарой,

чтоб только небо под собой видеть.

Но чистый холст осматривает мастер

глазами от страсти сухими.

И вот на рейсе Краснодар — Сухуми

он сделал очень простенькую «свечку».

О пассажирах умолчу, лишь замечу,

что стал зеленей аэродрома

второй пилот Айзизян Рома,

а стюардесса Соколова Жанна

каталась по салону и визжала.

Теперь он самосвал‑рухлядь водит,

песок возит и лишен неба.

Но есть ему видение: вдруг видит,

что под колесами земли нету!

И самосвал выращивает крылья,

сменяет гулом свой детский лепет —

 

и вмиг американские фильмы

с автопогонями перед ним блекнут.

Автоинспектор, увидев такое,

над мотоциклом подскочив, ахнет!

И на правах проколы, проколы...

А водкой от водителя не пахнет.

 


 





Песня этой недели:

  «Белая баллада»

Стихи Ю. Левитанского    


    


Снегом времени нас заносит — все больше белеем.

Многих и вовсе в этом снегу погребли.

Один за другим приближаемся к своим юбилеям,

белые, словно парусные корабли.

 

И не трубы, не марши, не речи, не почести пышные.

И не флаги расцвечиванья, не фейерверки вслед.

Пятидесяти орудий залпы неслышные.

Пятидесяти невидимых молний свет.

 

И три, навсегда растянувшиеся, минуты молчанья.

И вечным прощеньем пахнущая трава.

...Море Терпенья. Берег Забвенья. Бухта Отчаянья.

Последней Надежды туманные острова.

 

И снова подводные рифы и скалы опасные.

И снова к глазам подступает белая мгла.

Ну что ж, наше дело такое — плывите, парусные!

Может, еще и вправду земля кругла.

 

И снова нас треплет качка осатанелая.

И оста и веста попеременна прыть.

...В белом снегу,

как в белом тумане,

флотилия белая.

Неведомо, сколько кому остается плыть.

 

Белые хлопья вьются над нами, чайки летают.

След за кормою — тоненькая полоса.

В белом снегу,

как в белом тумане,

медленно тают

попутного ветра не ждущие паруса.



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru