Песни => Собственные


Через поле гусар скачет

Стихи А. Кулыманова


Через поле гусар скачет, донесение везёт.

Он до места не доедет, в него пуля попадёт.

Круглая, свинцовая — наповал.

Зря гусар усы крутил, кудри завивал.

 

С той поры горнист отбой много раз трубил.

Круглый шарик в этом поле многих перебил.

Круглый и свинцовый — наповал.

Каждый зря усы крутил, кудри завивал.

 

Вдовы строили часовни, замуж выходили.

Ах, зачем, гусары, вас рано так убили.

Круглым и свинцовым — наповал.

Каждый имя перед смертью чьё‑то прошептал.

 

Где‑то ружья вдалеке всё ещё палят.

Но пока что мимо нас шарики летят.

Круглые, свинцовые — надо ждать:

Каждый день усы крутить, кудри завивать.

 


Авторский комментарий

На турбазе Дома учёных, на берегу реки Гауя, где мы много лет подряд отдыхали вместе с Булатом Окуджавой, Зиновием Гердтом, Никитиными, обитали в основном только учёные — из тех, кого не выпускали за границу. И в частности, там бывал один очень крупный физик, Александр Кулыманов, с которым мы стали близкими друзьями. Он, как оказалось, писал стихи. Кулыманов очень тесно дружил с Окуджавой и, видимо, находился под его влиянием — может быть, не столько поэтическим, сколько чисто человеческим, как и многие из нас, кстати.

И вот однажды мы с Сашей поехали вместе на Бородинское поле и были просто потрясены, увидев его. Мы там явственно ощутили, что всё это сражение, погибшие полки — было не двести лет назад, это было вчера, как бы при нашей жизни. Всё это на нас произвело сильное впечатление. Мы провели там целый день — замечательный день, солнечный, прекрасный. А у редута Раевского копались археологи, и я подошёл и спросил у них, что они там находят. Думал, что сейчас они покажут нам ядра или что‑то такое.

И вдруг они молча достают череп — во лбу посередине дырка, а внутри черепа шарик свинцовый, круглый, сплюснутый — пуля. Сразу стало ясно, что это какой‑то наш человек, гусар какой‑то погиб — молодой парень, чья‑то жизнь, но вот — война…

Саша Кулыманов написал после этого стихи под названием «Бородинское поле», сразу мне передал, и получилась песня — «Про гусара». И нам хотелось бы, чтобы в этой песне вы услышали, что умирать, гибнуть нужно вот так — с гусарским достоинством.

 


1995 г.





Песня этой недели:

  «Контрабандисты»

Стихи Э. Багрицкого    


    


По рыбам, по звёздам

Проносит шаланду:

Три грека в Одессу

Везут контрабанду.

На правом борту,

Что над пропастью вырос:

Янаки, Ставраки,

Папа Сатырос.

А ветер как гикнет,

Как мимо просвищет,

Как двинет барашком

Под звонкое днище,

Чтоб гвозди звенели,

Чтоб мачта гудела:

– Доброе дело!

Хорошее дело!

 

Ай, греческий парус!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!..

Вор на воре!

 

Двенадцатый час —

Осторожное время.

Три пограничника,

Ветер и темень.

Три пограничника,

Шестеро глаз —

Шестеро глаз

Да моторный баркас...

Три пограничника!

Вор на дозоре!

Бросьте баркас

В басурманское море,

Чтобы вода

Под кормой загудела:

– Доброе дело!

Хорошее дело!

 

Ай, звёздная полночь!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!

Вор на воре!

 

Вот так бы и мне

В налетающей тьме

Усы раздувать,

Развалясь на корме,

Да видеть звезду

Над бушпритом склонённым,

Да голос ломать

Черноморским жаргоном,

Да слушать сквозь ветер,

Холодный и горький,

Мотора дозорного

Скороговорки!

Иль правильней, может,

Сжимая наган,

За вором следить,

Уходящим в туман...

И вдруг неожиданно

Встретить во тьме

Усатого грека

На чёрной корме...

 

Так бей же по жилам,

Кидайся в края,

Бездомная молодость,

Ярость моя!

Чтоб звёздами сыпалась

Кровь человечья,

Чтоб выстрелом рваться

Вселенной навстречу,

Чтоб волн запевал

Оголтелый народ,

Чтоб злобная песня

Коверкала рот, —

И петь, задыхаясь,

На страшном просторе:

— Чёрное море,

Чёрное море!..

 

Ай, звёздная полночь!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!

Хорошее море!..

 

 

 

Примечания к тексту.

Стихотворение в песенной версии сокращено.

 


Авторский комментарий:

 

«Контрабандисты» были написаны по настоянию моего двоюродного брата Михаила Берковского, который лет пять ко мне приставал, чтобы я сочинил песню на эти стихи. И однажды совсем меня допёк: вот, мол, сколько тебя прошу, а ты!.. Я оправдывался, что ведь не на заказ же пишу... Потом он ушёл, а я начал писать эту песню.

Сегодня я очень благодарен Мише за его настойчивость.

В 1967 г. на семинаре по проблемам авторской песне в Петушках я спел эту песню в общем концерте. В зале присутствовал Александр Галич. На следующее утро, встретив меня на территории пионерлагеря, где всё это происходило, Александр Аркадьевич остановил меня, сказал несколько лестных слов про песню, но при этом заметил, что всё же желательно точно передавать слова поэта, — ведь он много работает над каждым словом, — и не путать «мачту» и «гвозди» (а я спел «мачта звенела» и «гвозди гудели»). Я принял совет с благодарностью и стараюсь внимательно относиться к текстам песен. К сожалению, не всегда это удаётся.

 

Первым исполнителем этой песни стал квинтет физиков под управлением Сергея Никитина; я помню их концерт в 1968 году «с видеорядом», где «Контрабандисты» звучали на фоне диапозитивного рисунка Александра Климова: там было курчавое море, курчавые контрабандисты, буря и лодка, преодолевающая стихию…

 

«Контрабандисты» — сложное стихотворение. Мне не удалось в полной мере отразить его в песне. Там ведь всё очень глубоко: сложные переживания поэта в связи с налетевшей революцией. В песне — далеко не всё.

 



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru