Песни => Собственные


Старинная солдатская песня

Стихи Б. Окуджавы


Отшумели песни нашего полка,

отзвенели звонкие копыта.

Пулею пробито днище котелка,

маркитантка юная убита.

 

Нас осталось мало — мы да наша боль.

Нас немного, и врагов немного.

Живы мы покуда, фронтовая голь,

а погибнем — райская дорога.

 

Руки на затворе, голова в тоске,

а душа уже взлетела вроде.

Для чего мы пишем кровью на песке?

Наши письма не нужны природе.

 

Спите себе, братцы, — всё вернётся вновь,

всё должно в природе повториться:

и слова, и пули, и любовь, и кровь...

Времени не будет помириться.

 

Отшумели песни нашего полка,

отзвенели звонкие копыта.

Пулею пробито днище котелка,

маркитантка юная убита.

 

 

 

Примечания к тексту.

Песенный вариант В. Берковского немного отличается от текста стихотворения (и от песни) Б. Окуджавы: «пулею пробито днище котелка» (вместо «пулями», как в стихотворении); «всё вернётся вновь» вместо «всё начнётся вновь»); в конце повторяется 1‑й куплет. Кроме того, Берковский не пел одну из строф стихотворения, которую всегда пел Окуджава в своём варианте песни:

Спите себе, братцы, — всё придёт опять:

новые родятся командиры,

новые солдаты будут получать

вечные казённые квартиры.

Первоначальный вариант мелодии Б.Окуджавы, на основе которого была написана песня Берковского, по‑видимому, не сохранился; сам Окуджава начал публично исполнять эту песню позже и уже с мелодией, практически совпадающей с вариантом Берковского.

 


1976 г.





Песня этой недели:

  «Белая баллада»

Стихи Ю. Левитанского    


    


Снегом времени нас заносит — все больше белеем.

Многих и вовсе в этом снегу погребли.

Один за другим приближаемся к своим юбилеям,

белые, словно парусные корабли.

 

И не трубы, не марши, не речи, не почести пышные.

И не флаги расцвечиванья, не фейерверки вслед.

Пятидесяти орудий залпы неслышные.

Пятидесяти невидимых молний свет.

 

И три, навсегда растянувшиеся, минуты молчанья.

И вечным прощеньем пахнущая трава.

...Море Терпенья. Берег Забвенья. Бухта Отчаянья.

Последней Надежды туманные острова.

 

И снова подводные рифы и скалы опасные.

И снова к глазам подступает белая мгла.

Ну что ж, наше дело такое — плывите, парусные!

Может, еще и вправду земля кругла.

 

И снова нас треплет качка осатанелая.

И оста и веста попеременна прыть.

...В белом снегу,

как в белом тумане,

флотилия белая.

Неведомо, сколько кому остается плыть.

 

Белые хлопья вьются над нами, чайки летают.

След за кормою — тоненькая полоса.

В белом снегу,

как в белом тумане,

медленно тают

попутного ветра не ждущие паруса.



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru