Главная => Обновления


Игорь Каримов о В.Берковском


Игорь Каримов,

один из организаторов и руководителей Московского КСП

 

Весна 1964 года. Ансамбль Физтеха, в составе которого Михаил Балашов, Андрей Фрейдин, Александр Филиппенко (остальных, к сожалению, не помню), поёт песню «Гренада». То, что я испытал, назвать просто хорошим впечатлением нельзя. Это было потрясение. И только позже я узнал, кто был автором музыки.

Февраль 1965 года. Шестой московский конкурс студенческой и туристской песни. Кроме песни «Мы сами себе выбираем маршруты…» Игоря Гордина с незабываемой строчкой «Мы с песнями Кима и сказками Грина готовы к чертям на рога!», мне запомнилось ещё одно выступление. А запомнилось, наверное, потому, что как бы выходило за рамки жанра нашей туристской песни. На сцену вышел человек с гитарой… в сопровождении маленького оркестра, что уже было очень необычно. И спел он песню далеко не туристскую, а скорее, эстрадную: «Кленовый лист по переулкам кружит». Так в мою память на многие годы это и врезалось: конкурс, «Кленовый лист», Берковский. Каково же было моё изумление, когда почти через сорок (!) лет мой сосед по даче, знаменитый мэтр жанра авторской песни Виктор Семёнович Берковский во время традиционного вечернего чая под разговоры на тему «А помнишь?» вдруг рассказал, что на том конкурсе он не был, просто не смог почему‑то. А представлять свои песни уполномочил своего приятеля по фамилии Гиндин, который, кстати, внешне очень на Берковского походил. А я‑то всю жизнь думал, что увидел тогда Берковского!

А потом Владимир Забловский, один из главных организаторов первых конкурсов самодеятельной песни, нашёл старые записи середины шестидесятых и передал мне. Я привёз их на дачу, и мы стали внимательно слушать, пытаясь понять, кто же там поёт про кленовый лист и про пальму пыльную: где Берковский, а где Гиндин? И слушали мы это вместе с самим Виктором Семёновичем и его друзьями, гостившими тогда у него. Что интересно: практически всем собравшимся пришлось долго спорить с маэстро и доказывать ему, что про пальму поёт он сам, что это именно его голос и его интонации. Убедили. Согласился.

На той же самой даче, во время таких же посиделок, мне довелось сделать ещё одно открытие. Мелочь, конечно, но для исследователей жанра — важно. Разговорились мы как‑то о том, что во время события, которое вошло в историю авторской песни под именем «конференция в Петушках», маэстро пел своих «Контрабандистов» на стихи Багрицкого, и что Александр Галич как‑то там на эту песню отреагировал. И тут меня как током ударило: конференция‑то была в 1967 году, а во всех сборниках и публикациях Берковского эта песня датирована 1968 годом! Значит, поправить надо наших составителей сборников.

Май 1968‑го. Девятый московский конкурс самодеятельной песни. Лауреатом среди авторов стал Вадим Егоров за песни «Я вас люблю, мои дожди», «Прости меня!», «Жизнь штилем не балует». Лауреатами в номинации «авторы музыки» стали: Виктор Берковский за песни «Трубачи» и «Апрель» и Александр Дулов за «Заклинание» и «Бабий яр», а также ансамбль под руководством Сергея Никитина и ансамбль Виктора Луферова «Осенебри». Председателем жюри была Вера Андреевна Васина‑Гроссман, в жюри работали также известные музыковеды Нина Петровна Завадская, Владимир Ильич Зак, Татьяна Александровна Лебедева и… мало кому известный тогда композитор Альфред Шнитке.

Летом 1968 года городскому клубу самодеятельной песни (КСП) пришлось под видом секции фольклора войти в состав джаз‑клуба «Мелодия и ритм». Располагался он тогда в Доме пропаганды советской музыки на улице Готвальда. Там был зал мест на 150, и мы с большим энтузиазмом стали проводить каждую неделю вечера наших любимых авторов. А джазисты проводили там же свои вечера. И меня очень удивляло, что их с завидным постоянством и с большим интересом посещал Виктор Берковский. Больше никто из наших на эти вечера не ходил.

Шли годы. Маэстро жил активной творческой жизнью. Он часто выступал в концертах авторской песни. Несколько его больших творческих вечеров прошли в ДК им. С.П. Горбунова, в цикле абонементных концертов КСП, которые пользовались в те времена особой популярностью. Берковский азартно работал в жюри различных конкурсов и фестивалей авторской песни; бывал и на слётах КСП. В 1994 году директор Московского Центра авторской песни Ирина В. Алексеева предложила Виктору Семёновичу зал Центра для репетиций своеобразного хора, который тот организовал, — хора авторов. Это было не что иное, как прообраз проекта «Песни нашего века». Хор выступил на первом вечере, посвящённом дню рождения Юрия Визбора. Там же, в зале ЦАПа, а проще говоря, в клубе Московского КСП, прошла и презентация первой книги Маэстро «Сто песен Виктора Берковского», книги, подготовленной к изданию коллективом Клуба.

Начало марта 2005 года. С каким упоением Виктор Семёнович репетирует, разучивает песни с молодыми аккомпаниаторами Димой Григорьевым и Пашей Фахртдиновым!

Середина марта 2005 года. Берковский даёт концерт в каком‑то институте.

24 марта 2005 года. Виктор Семёнович в больнице, но мы надеемся, что к 16 апреля его выпишут, ведь в этот день в Политехническом мы должны вручить ему Национальную общественную премию в области авторской песни «Благодарность» — «За выдающийся вклад в культурное наследие России». Не выписали. Но в тот момент, когда со сцены сказали о том, что лауреатом Премии стал Виктор Берковский, все, кто были за кулисами, вышли на сцену и вместе с залом запели «На далёкой Амазонке». А сидевшая в зрительном зале Лена Булочникова (директор «IVC») набрала номер по мобильному телефону, и всё происходящее Виктор Семёнович мог слушать прямо в больнице. Через пару дней ему там же вручили Премию «Благодарность»...

9 Мая 2005 года. Виктора Семёновича на некоторое время привезли из больницы на дачу подышать свежим воздухом. Пьём с маэстро чай и говорим о планах на будущее.

3 июня 2005 года. Перед отлётом в Америку на тамошний слёт КСП я заехал на дачу. И, конечно же, заглянул к маэстро. Поговорили. Я получил ценные напутствия и кучу приветов для американских друзей.

19 июня 2005 года. Я вернулся в Москву. Виктор Семёнович опять в больнице.

13 июля 2005 года. День рождения Берковского. Как ни отговаривала меня Маргарита, я не мог не поехать в больницу и не поздравить. За тот месяц, что я его не видел, он очень сильно похудел.

21 июля. В автобусе КСП «Надежда» для меня забронировано место для поездки в г. Старицу, на семинар по авторской песне. В последний момент меня что‑то остановило, и я решил не ехать.

22 июля. Ушёл из жизни Виктор Семёнович Берковский.

 

 


 





Песня этой недели:

  «Контрабандисты»

Стихи Э. Багрицкого    


    


По рыбам, по звёздам

Проносит шаланду:

Три грека в Одессу

Везут контрабанду.

На правом борту,

Что над пропастью вырос:

Янаки, Ставраки,

Папа Сатырос.

А ветер как гикнет,

Как мимо просвищет,

Как двинет барашком

Под звонкое днище,

Чтоб гвозди звенели,

Чтоб мачта гудела:

– Доброе дело!

Хорошее дело!

 

Ай, греческий парус!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!..

Вор на воре!

 

Двенадцатый час —

Осторожное время.

Три пограничника,

Ветер и темень.

Три пограничника,

Шестеро глаз —

Шестеро глаз

Да моторный баркас...

Три пограничника!

Вор на дозоре!

Бросьте баркас

В басурманское море,

Чтобы вода

Под кормой загудела:

– Доброе дело!

Хорошее дело!

 

Ай, звёздная полночь!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!

Вор на воре!

 

Вот так бы и мне

В налетающей тьме

Усы раздувать,

Развалясь на корме,

Да видеть звезду

Над бушпритом склонённым,

Да голос ломать

Черноморским жаргоном,

Да слушать сквозь ветер,

Холодный и горький,

Мотора дозорного

Скороговорки!

Иль правильней, может,

Сжимая наган,

За вором следить,

Уходящим в туман...

И вдруг неожиданно

Встретить во тьме

Усатого грека

На чёрной корме...

 

Так бей же по жилам,

Кидайся в края,

Бездомная молодость,

Ярость моя!

Чтоб звёздами сыпалась

Кровь человечья,

Чтоб выстрелом рваться

Вселенной навстречу,

Чтоб волн запевал

Оголтелый народ,

Чтоб злобная песня

Коверкала рот, —

И петь, задыхаясь,

На страшном просторе:

— Чёрное море,

Чёрное море!..

 

Ай, звёздная полночь!

Ай, Чёрное море!

Чёрное море,

Чёрное море!

Хорошее море!..

 

 

 

Примечания к тексту.

Стихотворение в песенной версии сокращено.

 


Авторский комментарий:

 

«Контрабандисты» были написаны по настоянию моего двоюродного брата Михаила Берковского, который лет пять ко мне приставал, чтобы я сочинил песню на эти стихи. И однажды совсем меня допёк: вот, мол, сколько тебя прошу, а ты!.. Я оправдывался, что ведь не на заказ же пишу... Потом он ушёл, а я начал писать эту песню.

Сегодня я очень благодарен Мише за его настойчивость.

В 1967 г. на семинаре по проблемам авторской песне в Петушках я спел эту песню в общем концерте. В зале присутствовал Александр Галич. На следующее утро, встретив меня на территории пионерлагеря, где всё это происходило, Александр Аркадьевич остановил меня, сказал несколько лестных слов про песню, но при этом заметил, что всё же желательно точно передавать слова поэта, — ведь он много работает над каждым словом, — и не путать «мачту» и «гвозди» (а я спел «мачта звенела» и «гвозди гудели»). Я принял совет с благодарностью и стараюсь внимательно относиться к текстам песен. К сожалению, не всегда это удаётся.

 

Первым исполнителем этой песни стал квинтет физиков под управлением Сергея Никитина; я помню их концерт в 1968 году «с видеорядом», где «Контрабандисты» звучали на фоне диапозитивного рисунка Александра Климова: там было курчавое море, курчавые контрабандисты, буря и лодка, преодолевающая стихию…

 

«Контрабандисты» — сложное стихотворение. Мне не удалось в полной мере отразить его в песне. Там ведь всё очень глубоко: сложные переживания поэта в связи с налетевшей революцией. В песне — далеко не всё.

 



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru