Главная => Новости


Его творчество — пример для новых авторов


Виктор Берковский занимает особое место в авторской песне. Это композитор, обладающий неповторимым лирическим голосом. Простой перечень авторов текстов, к которым сочинял песни Берковский, говорит о высококлассном отборе поэтического материала. В его песнях удивительно сочетаются интеллигентность и народность, а общий гармонический ряд очень качественный. У него почти нет плохих, неудачных песен, что бывает крайне редко. А уж если говорить о «Гренаде» — мало кому удаётся написать такую песню, её одной достаточно, чтобы автора запомнили навсегда.

Особых слов заслуживают две его песни: «Под музыку Вивальди» (написанная совместно с Сергеем Никитиным) и «С любимыми не расставайтесь», которые иллюстрируют высочайший уровень и своеобразие этого композитора.

По тонкому сочетанию разнообразных гармонических переходов «Под музыку Вивальди» можно сравнить с лучшими песнями «Битлз» — например, со знаменитой «Yesterday». В обеих песнях («Вивальди» и «Yesterday») использован сложный и в то же время естественный переход от мажора к минору. Плавающий, неопределённый, блуждающий мажор–минор, микропереходы между ними, микрогармонии создают активное поле гармонического воздействия; а то, что аккорды по их функциональному положению можно трактовать по-разному (так же, как в «Yesterday», ре минор оборачивается фа мажором), создаёт интригу, лишает заданности восприятие музыки. Многим сегодняшним бардам, всем, работающим в этом жанре, я бы посоветовал внимательнее прислушаться к этой музыке. Она перечёркивает взгляд на авторскую песню как на набор трёх аккордов, — представление, всё ещё не изжившее себя, поскольку до сих пор поддерживается творчеством многих авторов этого жанра. Виктор Берковский — один из тех, кто избежал гармонических клише.

Очень интересна драматургия песни «С любимыми не расставайтесь». После песен Галича это, пожалуй, единственный в своём роде случай, когда в песне заложен сценарий. Этот пример говорит о многогранных возможностях песни вообще и о качестве, которое делает её по-настоящему интересной. Для большинства песен на первом куплете всё уже понятно, и дальше слушать становится неинтересно. А песня Берковского с самого начала наполнена драматическим содержанием. Вообще это стихотворение Кочеткова (которое скорее можно назвать поэмой) — одно из самых трудных для музыки, там столько переходов и изменений, что отразить их крайне трудно, но песня блестяще преодолевает все сложности. Это позволяет говорить о Берковском как о песенном драматурге и выделяет его среди многих бардов — настолько он разнообразен и интригующ, столь много у него неожиданных ходов.

Хочется вообще подчеркнуть, что «композиторская линия» Берковского и Никитина в жанре авторской песни проходит особняком, её отличает высокое качество музыкального искусства. К сожалению, это не стало центральной линией современной авторской песни, которая в целом всё больше приближается к попсе, к эстраде, работая не на повышение, а на понижение уровня культуры общества. Это позволяет расширять аудиторию, так как обеспечивает больший комфорт слушателям, которые, слушая песни, могут получать удовольствие без приложения собственных усилий, — и в этом главное отличие теперешней авторской песни от песен авторов первой волны, родоначальников этого жанра. Окуджава, Н. Матвеева, Галич, Высоцкий, Ким — это, безусловно, «повышающая культура», воспринимать творчество этих авторов не так просто (и даже когда кажется, что легко, там всегда есть проблемы, вызывающие напряжение и заставляющие думать). Творчество Берковского, также ориентированное на более высокие цели, позволяет говорить о нём как о достойном представителе первой волны авторской песни.

Моя оценка Виктора Берковского как композитора этого жанра — высочайшая. Его творчество должно служить примером для новых авторов, которые пишут песни на хорошие стихи.

Владимир Дашкевич, 9 октября 2006 г.


 





Песня этой недели:

  «Белая баллада»

Стихи Ю. Левитанского    


    


Снегом времени нас заносит — все больше белеем.

Многих и вовсе в этом снегу погребли.

Один за другим приближаемся к своим юбилеям,

белые, словно парусные корабли.

 

И не трубы, не марши, не речи, не почести пышные.

И не флаги расцвечиванья, не фейерверки вслед.

Пятидесяти орудий залпы неслышные.

Пятидесяти невидимых молний свет.

 

И три, навсегда растянувшиеся, минуты молчанья.

И вечным прощеньем пахнущая трава.

...Море Терпенья. Берег Забвенья. Бухта Отчаянья.

Последней Надежды туманные острова.

 

И снова подводные рифы и скалы опасные.

И снова к глазам подступает белая мгла.

Ну что ж, наше дело такое — плывите, парусные!

Может, еще и вправду земля кругла.

 

И снова нас треплет качка осатанелая.

И оста и веста попеременна прыть.

...В белом снегу,

как в белом тумане,

флотилия белая.

Неведомо, сколько кому остается плыть.

 

Белые хлопья вьются над нами, чайки летают.

След за кормою — тоненькая полоса.

В белом снегу,

как в белом тумане,

медленно тают

попутного ветра не ждущие паруса.



© Copyright 2015  VBerkovsky.ru


Web-разработка: AlexPetrov.ru